LT   EN   RU  
2019 г. ноябрь 12 д., вторник Straipsniai.lt - Информационный портал
  
  Развлечения > Настольные игры
Lankomumo reitingas Версия для печати Spausdinti
Steampunk Adventure: Глава I

Встреча.

Адриатического море. Судно «Венеция». Порт прибытия — Триест.

Дэвид смотрел в иллюминатор и цедил уже третий стакан виски со льдом. Жизнь на судне «Венеция», куда он устроился врачом на один рейс, была спокойной и размеренной. Скука и безделье одолевали Дэвида по нарастающей. В голову даже пришла печальная мысль, что пока они прибудут в порт назначения он успеет стать алкоголиком.
Дэвид допил виски и собрался налить себе четвертую порцию виски, и снова окунуться в пучину печальных мыслей. Он повернулся к столику где стояла бутылка, но тут в двурь постучали, и почти сразу же к нему в каюту ввалились двое посетителей. Одного из них, матроса, он часто видел на палубе. Второй, юноша, судя по всему был пассажиром. И на первый взгляд выглядел весьма и весьма не важно.
Дэвид бросился к мастросу и помог ему уложить человека на койку. Проверяя пульс и одновременно осматривая окровавленную голову молодого человека он обратился к матросу:
— Простите, я не знаю вашего имени...
— Мое имя Алессандро Грациани, — ответил матрос.
— Меня можешь звать Дэвид. Что случилось с этим молодым человеком?
— Он упал с трапа и разбил себе голову, я был в это время на палубе, и сразу же бросился к нему на помощь
— Ну что же, молодому человеку повезло, у него крепкий череп, беспокоит меня другое, похоже у него лихорадка. Я думаю, что смогу ему помочь. Правда мне необходима будет помощь. Я должен буду сидеть практически все время возле него. Но боюсь долго я не выдержу, мне к сожалению необходимо есть, спать и занимать прочими вещами в угоду моему бренному телу. Не могли бы вы изредка навещать нас и подменять меня? Я вам дам все инстукции по уходу за больным — Я честное слово не знаю... мне необходимо заниматься своими обязанностями и я не уверен что капитан..., — начал говорить Алессандро, но Дэвид перебил его, — Я договорюсь с капитаном, так что вы согласны?
— Ну хорошо, если вы договоритесь с капитаном, я помогу вам, — ответил Алессандро, немного удивленный такой поспешности доктора.
— Отлично, завтра я поговорю с ним. А сейчас думаю я начну приводить в порядок нашего пациента. Увидимся завтра Алессандро.
— Всего хорошего, док, — ответил Алессандро и поспешно покинул каюту.
Ну что-же, — подумал Дэвид глядя на своего первого пациента на борту «Венеции» — Похоже что скучать мне уже не придеться.

Несколько первых дней, проведенных на борту «Венеции», прошли для Генри, словно во сне. Он ел, пил, что-то говорил, куда-то шел, но всё это оставалось за пределами его сознания...
Генри открыл глаза. Солнечный свет ударил по глазам, затошнило. Он вспомнил, как подскользнулся, спускаясь по трапу. Он услышал голос, как будто издалека:
— Как самочувствие?
Усилием воли он заставил себя открыть глаза и присесть. Он находился в чужой каюте. Рядом с койкой, на которой он лежал, стоял крепкий загорелый мужчина. Затылок саднил.
— Тошнит, — Генри удивился, насколько слабым и незнакомым оказался его собственный голос.
— Это нормально, — усмехнулся мужчина. — У вас, юноша, на редкость крепкий череп. Вы провалялись в постели три дня — мало того, что вы крепко приложились головой, вы ещё умудрились подхватить какую-то лихорадку. Вам повезло, что я оказался рядом вовремя.
— Спасибо, сэр! Простите, я не знаю вашего имени...
— Дэвид Фиелд
— Генри МакКормик, сэр! Огромное вам спасибо, сэр!
В знак признательности за заботу, Генри предложил Дэвиду Фиелду свою помощь (Сэр, чем я могу отблагодарить вас? Денег у меня нет, но, может, вам нужен помошник? Я неплохо чиню разные вещи. Могу исполнять разные поручения.). Помощь Дэвиду оказась не нужна, но он предложил Генри заходить к нему почаще, дабы скрасить приятным общением скучное путешествие.
Болезнь его отступила, молодой организм взял свое — только порой по ночам Генри мучали кошмары, заставляя его просыпаться от собственного крика...

Алессандро еле дождался окончания рейса. Ему изрядно надоела эта старая посудина, этот унылый маршрут, однообразная еда, за которую хотелось проломить коку голову...
Слава богу, капитан согласился его рассчитать по прибытии в порт назначения, хотя боцман и ворчал, что найти опытного матроса не так уж и легко.
Поэтому каждый день Алессандро начинал с того, что поднимался на палубу и искал взглядом берег — может Триест уже показался?.

Палуба «Венеции»

Густые фиолетовые сумерки укрывали Адриатику. Уже скрылся в них Корфу, а более мелкие острова пропали еще раньше. И только по внезапному сгущению запаха цветущих апельсиновых деревьев можно было догадаться что не далее мили находиться один остров. которыми так усеян вход в Адриатику.
На воде кое-где качались фонари — рыбаки вышли на ночной лов. Периодически до прогулочного кусочка верхней палубы доносилось: КаллиНикта!
Генри перегнулся через перила, жадно вслушиваясь в звуки, доносящиеся с моря. Он уже устал от морского путешествия и жаждал скорее ступить на твердую землю.
Интересно, как скоро мы прибудем в Триест? И что кричат эти рыбаки?

Генри просто сгорал от нетерпения — ведь совсем рядом совершенно другая страна, другие люди, другие обычаи... Ещё немного — и он увидит всё это! Его охватила дрожь — то ли от нетерпения, то ли от страха...

Дэвид вышел на палубу и посмотрел вокруг. Многие пассажиры и некоторые из матросов живо обсуждали скорое прибытие в порт. Дэвид увидел лодки рыбаков.
Значит недалеко находиться берег. Похоже это путешествие подходит к концу,- подумал Дэвид и улыбнулся. Совсем скоро он сойдет с корабля навстречу новым приключениям.

Алессандро вместе с командой готовился к прибытию, что-то делал, говорил, показывал, но все его мысли были о том, что он будет делать на берегу. Он получил расчет накануне и собрал свои вещи заранее. Скоро он сойдет на берег вместе с немногочисленными пассажирами, оставив за спиной эту старую лохань. Денег должно хватить на 2-3 недели на берегу, а потом можно будет податься в рейс. Куда-нибудь подальше — например в Бразилию. Лишь бы не видеть эти мрачные северные моря. Уж лучше пережить бурный, но короткий тропический ливень, чем неделями мокнуть под моросящим дождем, мотаясь между Ливерпулем и Тронхеймом...
Алессандро, которому не терпелось покинуть корабль бегом рванул в кубрик за вещами. Он еще вчера попрощался с теми, кто стал ему близок за время службы на «Венеции» и теперь не желал оставаться на борту ни секунды. Вернувшись на палубу, он поставил у своих ног простой матросский рундук, который сопровождал его вот уже 5 лет и огляделся по сторонам...

Сумерки окончательно сгустились и на леерах зажглись фонари едва освещавшие ванты и палубу. Иногда за бортом вспыхивали блики — то ли волны, то ли крупные рыбины всплывали на свет.
На палубе появилась еще одна фигура — пассажирка со служанкой. Она практически весь рейс ни с кем не общалась и только запись в судовом журнале гласила (для тех кто имел доступ к чтению журнала) Сударыня Дурбикс со служанкой — из Гибралтара в Триест.
«Венеция» шла в Триест и потому никто вопросов не задавал, общества ей не предлагал, ибо сама она держалась отстранено и нелюдимо.
Злые языки говорили, что она воровка и скрывается от правосудия, а добрые, что у нее личная драма и она путешествует чтобы развеяться.

Генри мало интересовался личной жизнью пассажиров «Венеции», но любопытство заставляло его искать общения с новыми людьми.
Поэтому он стал внимательно следить за служанкой — не предоставится ли случай заговорить с ней, если она на какое-то время окажется отдельно от своей госпожи.

Едва сгустились сумерки Дэвид решил что на палубе уже делать нечего и пора идти собирать потихоньку свои вещи. Он повернулся, собираясь вернуться в каюту и чуть было не столкнулся с очень красивой но очень бледной женщиной. В другое время он не приминул бы познакомиться с такой красоткой, но сейчас его мысли были заняты сборами и таким близким прибытием в порт назначения.
Дама, едва не сбитая с ног Дэвидом, ловко увернулась и отскочила к леерам по правому борту. Рука ее скользнула в мешочек с рукоделием. Служанка, обычно приготовлявшая шезлонг для хозяйки успела подойти к нему, обернулась посмотреть где хозяйка.
— Тысяча извинений, — смущенно пробормотал Дэвид, уже собираясь продолжать свой путь, как внезапно женщина бросилась на него и ударила головой в грудь. От неожиданности Дэвид не устоял и они упали на палубу. Упав он изрядно приложился головой об палубу. Несмотря на глупую ситуацию первая мысль которая его посетила, это мысль про возможное сотрясение мозга.

Генри, внимательно наблюдавший за пышногрудой с ужасом заметил как из-за лееров выскочила какая-то тень и обхватила служанку руками. Что-то блестнуло и у служанки вырвался сдавленный крик. Он не раздумывая, бросился к служанке. Рука сама потянулась к поясу — проверить, не забыл ли он нож в каюте...

Увидев, что Генри рванулся вперед, Алессандро сделал шаг вдоль борта, стараясь не попадать незнакомцу на глаза. Он решил, что когда тот отвлечется, рвануть вперед и, схватив шезлонг, шарахнуть этого парня по хребтине.
Генри уже почти добежал до служанки, когда раздался ужасный хруст и девушка полетела в его объятия. От изумления Генри выронил нож и попытался поймать летящую на него служанку. Он подхватил служанку, но сила толчка была так велика что он рухнул на шезлонги, прижимая девушку к груди.
Алессандро увидел как девушка была безвольным кулем брошена в Генри — огромным звероподобным громилой. Что-то странное было в ней, но он не осознал этого до конца, замахиваясь подхваченым уже на бегу шезлогом.

Сказать, что Дэвид был изумлен это ничего не сказать. Все происходило настолько быстро, а действия окружающих казались настолько непонятными, что разум отказывался что либо воспринимать.
Он уже задумался над тем, что пора бы встать на ноги, при этом как нибудь по аккуратнее убрав с себя незнакомку. Но дама внезапно очень сильно ударила Дэвида в грудь руками (Он почувствовал что в правой руке у нее было что-то небольшое но очень тяжелое) буквально взлетела над ним и превернувшись в воздухе, упала на спину...
Вернее не упала, а встала на четвереньки, этакие странные четвереньки — тело и бедра были параллельны палубе, согнутые в коленях ноги упирались в палубу, левая рука приподнимала гурдь и голову упиралась в пол по центру спины — правая рука поднята и вытянута вперед. Она ужасно напоминала при этом странного паука — вспышка и раздался жуткий грохот — затем что-то грохнулось внизу на квардеке.

В это время Алессандро с размаху хватил громилу шезлонгом по спине, тот уже отвернулся и перепрыгивал через леера, сжимая в руке что-то белое. Удар только прибавил прыти и спустя долю секунды за бортом послышался громкий плеск.
Дама без промедления, одним рывком, встала и метнулась к служанке. Бесцеремонно перевернув бедняжку, она резко выпрямилась и произнесла длинную фразу на русском.
Алессандро, ходивший в Бразилию с русским боцманом узнал несколько выражений которые боцман употреблял редко и только по достойным поводам как например драка с португальцами в Байе.
Все еще сжимая в руках шезлонг, Алессандро глянул за борт, в надежде разглядеть того, кто устроил эту заваруху. Тирада, которую выдала вполне благопристойная с виду дама, вызвала у него удивленный смешок...

Дэвид начал с трудом подниматся. Эта сумашедшая женщина (а в том что с головой у нее не все в порядке Дэвид был почти уверен) кричащая что-то на непонятном ему языке (кажется это был русский, но како-то странный, Дэвид понимал лишь отдельные слова, даже не слова, лишь союзы и предлоги) склонившись над своей служанкой, которая почему-то лежала на Генри. Эта картина живо напомнила Дэвиду его недавнее положение.
Дэвид встал и пошатнулся. Голова и грудь болели. Было бы не плохо устроить самому себе медосмотр, но текущая ситуация к этому не распологала. Дэвид направился к Генри и женщинам, на ходу ощупывая саднившую голову, и не забывая осматриватся по сторонам.

К тому времени Генри уже встал и поискал взглядом нож. Затем он кинулся к дамам. Вы в порядке? — осведомился он, стараясь выглядеть максимально галантно (это включало в себя попытку пригладить растрёпанные кудри и заправить рубашку).

Дэвид медленно шел по направлению к Генри и женщинам и краем уха слышал как люди на палубе негромко обсуждали между собой все происходящее. Судя по всему прибытие в порт для многих ушло на второй план.
Он собирался высказать этой безумной русской все что он о ней думает (ему уже было не до галантности, его лицо выражало не просто недовольство, оно выражало ярость, похоже он был готов выбросить эту сумашедшую за борт прямо на глазах у людей), но увидев вторую женщину оставил эти мысли и решил первым делом оказать ей помощь, так как видимая ему часть ее тела была в крови.

Те, кто подошел достаточно близко чтобы рассмотреть лежащую служанку, испытал невероянтный шок — у девушки полностью отсутствовала грудь. Первое впечатление было таково, что казалось, она была срезана чемто невероятно острым — хотя крови было совсем немного.
Однако, как только зрители справились с первыми эмоциями, они поняли что перед ними лежит не изуродованная девушка, а вполне развитой, хотя скорее всего мертвый юноша. Плоские рельефные мышцы груди и крепкий пресс — не давал в этом усомниться. Отсутствовала не грудь — отсутствовал корсаж и передняя часть корсета, примерно до пояса.
На лестнице послышался топот и на палубу пробкой выскочил боцман:
— Что за .... вашу мать ....., .... пальба!?? И кто пристрелил этого .... .... в.... албанца .... !!!????

Пока Дэвид дошел до места где лежала женщины, там уже успела собраться толпа зевак.
— Пропустите доктора, разойдитесь же черт побери!, — покрикивал на них Дэвид, пытаясь пробраться к лежащей на палубе женщине.
Когда ему наконец удалось пробится через толпу, Дэвид невольно вздрогнул, увидев что случилось с женщиной. У женщины была отрезана грудь! Мгновеньем позже он понял, что это не так. Перед ним был молодой человек, одетый как женщина. И что то подсказывало Дэвиду, что помочь он бедняге уже не сможет. Тем не менее он опустился рядом с телом и проверил пульс и дыхание. Ни того ни другого не было. Юноша был мертв.
Дэвид решил осмотреть тело более подробно. Забыв что рядом находятся люди он негромко комментировал все что видел. Мужчина, белый — скорее всего северноевропеец — хорошо развит, скорее всего гимнастика или специальные занятия (нет дефектов развития как при рабочем или военном накачивании), неглубокая царапина поперек живота (скорее всего когда срезали корсет), проколоты соски, на левой стороне груди татуировка.
Он обнаружил также колотую рану в правом боку — судя по всему били в печень — и на его взгляд крайне успешно. Дэвид поднялся с колен и посмотрел на свои руки испачканые кровью юноши.

Генри поднял нож и отошел в сторону — меньше всего он хотел каким-либо образом привлечь внимание властей к своей особе, особенно оказавшись замешанным в убийстве.

Легкий ступор, в который ввело Алессандро это зрелище прошел через пару секунд. Похоже, парень нес что-то под одеждой и теперь это было похищено. Судя по реакции русской дамы, и тому, что грабитель без колебаний пошел на убийство — похищенное было весьма дорогим или очень важным для похитителя. Все это промелькнуло в его голове за считанные секунды.
— Что за албанец?, — спросил он у боцмана, по-прежнему косясь в сторону борта, в надежде увидеть грабителя, когда тот вынырнет.
— Там ... на ... квартдеке валяется дохлый ... мокрый.... полуголый ... его ... албанец... мать! Кто-то прострелил ему башку, да так что от нее остался только один подбородок. Кто эту ..... собака .... убирать будет?? Грациани!! В .... ко мне ... ! Пойдем сгребать .... его на .... !.
Черт, переоделся, называется. Лучше бы я в робе остался — подумал Алессандро — Послушайте, может, стоит спустить шлюпку и попытаться поймать того, кто убил этого парня? Не может же он вплавь обогнать шестивесельный ял!.
Дама отвернулась от трупа и быстрым шагом подошла к боцману: — Где я могу видеть капитана?.

Когда дама проскользнула мимо Дэвида, он успел заметить, что она прячет в сумочку для рукоделия двуствольный пистолет крупного калибра — скорее всего модифицированный Derringer.
Эта особа еще больше заинтересовала Дэвида и он решил последовать за ней и посмотреть за ее дальнейшими действиями. Да и повод как раз был. Как ни крути, а до прибытия в порт он является судовым врачом, кроме того, можно сказать свидетелем убийства и весьма странных событий. Дэвиду определенно есть о чем поговорить с капитаном. Например об этой русской. Главное держаться от нее на расстоянии... черт ее знает, что он еще может выкинуть.
Сегодня и так произошло слишком много непонятного, — думал Дэвид — и кто знает, что еще успет выкинуть эта дама, до прибытия в Триест?. Мысль поговорить с капитаном раньше чем это сделает женщина, заставила Дэвида побыстрее покинуть палубу.

Боцман посмотрел на даму весьма недружелюбно:
— На мостике, м'ам, готовиться встретить представителей Свободного города Триест.
— Благодарю вас, боцман, — дама вильнула шлейфом и грациозно исчезла.
— Грациани! .... русалку... главной трубой...! Я сказал, ко мне, ...! Если кто прыгнул ... в воду, так теперь его хрен в этой ... чернильнице найдешь ...! А нам нужно этого .... прибрать до прихода крыс из морской управы этой .... дыры....вольного .... мать.... Триеста... и апостола Марка!
— Тьфу! — скривился Алессандро. Не понос, так золотуха — ни разу не удавалось убраться с корабля без каких-либо приключений. Боцман вопил, подтверждая старую матросску поговорку о том, что одним из требований к боцману при найме является выполнение функций неисправной судовой сирены при движении в тумане. Сунув свой рундук проходившему мимо юнге с приказом отнести в кубрик, он направился на рев боцмана, мысленно оплакивая свою парадную одежду.

Подойдя к боцману, чье лицо сильно напоминало задумчивый помидор, Алессандро едва не стошнило.
На палубе лежал огромный волосатый мужик. Издалека его можно было бы принять за гориллу (довелось как-то Алессандро видеть эту тварь) — если бы не штаны и зажатый в руке нож. В принципе такого типа горилл можно встретить практически в любом портовом кабаке.
Разве что у них присутствует черепная коробка.
У данного индивида она полностью отсутствовала, отчего голова напоминала сдувшийся шарик.
— ... как ему башню-то снесло! ....мать его! — боцман раздраженно пнул труп. — Надо его за борт отправить пока эти .... из морского ... управления... не прихряли! Вони .... будет, да и денег придется платить...
— Думаете, никто из пассажиров не расскажет? — спросил Алессандро, стараясь не смотреть в сторону трупа. Хоть ему и доводилось видеть трупы в бытность гвардейцем Мбома, но ни малейшего удовольствия от их вида он не получал.
Боцман хитро прищурился:
— Наши пассажиры ....козе в..., прибывают город Триест, где болтать крайне не советую никому. И если они станут много разговаривать, что ... кто не поручиться, что тот кто прислал сюда этого... в ухо... облизяна... захочет чтобы о нем такое говорили. Так что себе дороже... мать! А нам ... дороже чтобы по привале ... из морской управы не споткнулись об него! — давай хватай его за руки-за ноги... мать его ..... Ты справа, я слева! — Он нагнулся и ухватил труп за руку и за ногу.

Обнаружив пятна крови на своей одежде Генри незамедлительно отправился переодеваться. Генри волновался — но его тревожило не само убийство. Сама мысль о том, что его имя может быть замешано в скандале с убийством, беспокоила его до колик в животе. Он проскользнул по коридорам и забрался в каюту. Генри в спешке переоделся в чистое. Окровавленную рубашку он скомкал и засунул на дно дорожной сумки — постирать её на корабле он явно не успевал. Расправив рубашку, он отправился на поиски Дэвида.
Искал он не долго. Первый же матрос сказал, что док прохрял к кэпу и они там чего-то трут, а к ним там приползла шикарная чмара

Рубка капитана.

Снедаемый сомнениями в душевном здоровье русской дамы, Дэвид шмыгнул в капитанскую рубку. Капитан, кряжистый португалец лет 50ти, приветливо улыбнулся и помахал рукой:
— Вы ко мне, док? Или просто гуляете?
— Здравствуйте капитан, — с этими словами Дэвид приблизился почти вплотную к капитану и начал быстро и негромко говорить.
— Послушайте кэп, на судне происходят странные события. Только что на моих глазах были убиты двое людей. И надо сказать при весьма необычных обстоятельствах. У меня к вам просьба. Сейчас к вам прийдет женщина, она прямым образом связана с сегодняшними событиями. Мне бы очень хотелось участвовать при вашем разговоре. Я не уверен в ее психическом здоровье и мне бы хотелось быть здесь на тот случай если она поведет себя неадекватно. Кроме того мне хотелось бы услышать ее объяснения, если таковые будут, всему произошедшему. Я надесь вы сможете найти причину, по которой ваш разговор будет происходить при мне? Я также хотел бы задать ей некоторые вопросы и надеюсь, вы не будете против?

Кэп внимательно посмотрела на Дэвида, слегка поморщился и открыл рот...
— Капитан — раздалось у Дэвида за спиной — То что говорит этот господин, абсолютная правда. Однако, позвольте мне объясниться. Уверяю, это не займет много времени.

Дэвид вздрогнул и удивленно повернулся. Он то расчитывал, что успеет объяснится с капитаном до прихода женщины. Кроме того его смущал тот факт, что женщина появилась абсолютно бесшумно.
Поборов чувство неловкости и стараясь не думать все ли из сказаного Дэвидом услышала эта странная дама, он сказал: — Гхм... я думаю и капитану и мне было бы интересно услышать ваши объяснения по поводу ...ээээ весьма неприятного инциндента на палубе, — Дэвид сложил руки на груди и продолжил — Кстати, меня зовут Дэвид, Дэвид Фиелд. А вас зовут...?, — Дэвид вопросительно посмотрел на женщину.

Генри подошел к мостику. Оглядевшись вокруг, он обратился к проходившему мимо матросу.
Cэр! Вы не могли бы позвать господина Фиелда?, — Генри изобразил на лице скорбную мину — Он сейчас у капитана, а я себя неважно чувствую...
После того, как матрос скрылся в рубке, Генри подошел к дверям и стал прислушиваться к происходящему внутри.

— Капитан, я супруга одного русского графа, как вы понимаете я не могу назвать его имени, который бежал из России во Францию, которой он продавал военные секреты России... — Капитан внезапно поднял руку, призывая даму замолчать на секунду:
— Жоалвеш! Подожди за дверями! — затем обратился к даме — Продолжайте, прошу вас...
— Там его некоторе время укрывали от жандармерии, но через некоторое время по его вопросу было достигнуто соглашение и он вынужден был бежать на Острова1. Я не смогла с ним жить и сбежала с Хорьхе. Муж поклялся отомстить, я спрятала Хорьхе переодев в свою служанку. Но видимо друзья мужа нас выследили, я едва спаслась, а Хорьхе они убили — дама говорила все это сдержанным голосом и только огромные крупные слезы текли у нее из глаз — Я не могу выдать себя, иначе он и меня убьет. Прошу вас, капитан, позвольте мне переодеть Хорьхе в матросскую одежду, и выдать за одного из ваших матросов, иначе это сразу станет известно, и мне не спастись. Я оплачу ваши расходы.
Капитан несколько замялся и обернулся к Дэвиду:
— Что скажете док?
Дэвид, казалось, не слушал женщину. Он стоял скрестив руки на груди и опустив голову к полу. Взгляд его при этом был рассеяным. Создавалось впечатление, что он думает о чем-то своем.
Но стоило женщине закончить, а капитану обратиться к нему, как Дэвид тут же поднял голову, пристально посмотрел на капитана, потом повернул голову к женщине:
— Все что вы рассказали нам, госпожа, весьма трагично. Я очень сожалею, что так вышло. Но некоторые вещи не выходят у меня из головы... Для начала... где вы научились стрелять? Причем прошу заметить, очень неплохо стрелять? Я уже не говорю о том, что ваша реакция на события которые имели место быть на палубе, это не реакция женщины, супруги графа. Так повел бы себя скорее профессионал. Ну или хотя бы мужчина, которому не впервой участвовать в различных переделках. Из вашего рассказа мы знаем, что друзья вашего мужа выследили вас. Им удалось понять, что служанка вовсе не служанка. Это значит, что вас они не могли не узнать. Я так понимаю, что человек, убивший Хорьхе, прыгнул в воду и есть вероятность, что он спасется. Его могут например подобрать рыбаки. Это означает, что на берегу вас могут ждать их сообщники. Или они начнут вас искать, спустя некоторое время. Достаточное для того, чтобы спасшийся добрался до берега. В случае если он утонул, в чем я сомневаюсь... на палубе было достаточно свидетелей, чтобы разнести по городу слухи, о переодетом служанкой молодом человеке, убитом на борту судна. Они так же поведают о даме, неплохо владеющей огнестрельным оружием. Думаю вам не сильно поможет, если его переоденут в одежду матроса. Это лишь добавит больше сплетен, а у капитана могут возникнуть проблемы. Ведь матросы на корабле находятся под его ответственностью. К капитану могут возникнуть ненужные вопросы, по поводу личности убитого. Думаю ваша затея не слишком удачна. Если капитан согласится на ваше предложение, может возникнуть еще больше проблем. Как у вас так и у него, — закончив говорить Дэвид остановился прямо напротив женщины и посмотрев ей в глаза спросил — Что скажете?.
Дама выдержала его взгляд не моргнув. Через некоторое время Дэвиду пришлось отвести глаза.
— Я понимаю всю сложность положения капитана, и более того, сложность вашего положения, так как вы, как судовой врач, должны будете засвидетельствовать смерть Хорьхе.
Однако, ваши вопросы о моих способностях и поведении говорят, что вы мне не доверяете. Это крайне разумный подход. И тем не менее, как мое поведение, а оно обусловленно тем, что я дочь и жена боевого офицера, влияет на ваше решение. Если бы вам довелось пожить на Островах, то вы бы знали, что тот кто не умеет пользоваться оружиен проживает такм короткую, но крайне наполненную печальными событиями жизнь. На Островах практически нет правосудия в том смысле как его понимают на материке.
Что до человека прыгнувшего в воду, то до Триеста он доберется не ранее чем через двое суток. Фелюге трудно будет пройти коммерческим маршрутом — это стоит больших денег, а на всех остальных их выловят таможенники и будут тщательно проводить осмотр.
Для меня сейчас важно, чтобы соглядатай, который конечно же, будет ждать меня в порту, увидел одинокую даму в окружении мужчин. Это даст мне время сесть на поезд в Букурешть2.
Что до остальных пассажиров, то вряд ли они станут распространяться о чужих бедах, ведь они такие же изгнанники как и я, им приходится скрывать свои скелеты, что им за дело до какой-то дамы с любовником.
Но к делу — я предлагаю 200 рублей золотом в ассигнациях на Лионский Кредит. Ассигнации депозитарного счета — Глаза кпитана сверкнули огнем благородных предков пиратов.

Дэвид посмотрел на капитана, потом на женщину и снова на капитана. Судя по всему его мнение уже не будет никого интересовать. Похоже кэп «закусил удила» и переубедить его будет очень сложно. Да и надо ли? Скоро они прибудут в порт и Дэвид распрощается с «Венецией» и капитаном. В самом деле, какое ему дело до того, как капитан будет выкручиваться из этой ситуации. В конце концов этот пройдоха похоже не раз бывал в подобных ситуациях. Ну и черт с ним, хоть заработаю неплохо — подумал Дэвид, вслух же произнес, обращаясь к женщине — Предложение заманчивое... пожалуй я мог бы рискнуть — и повернувшись к капитану — А вы что скажете, кэп?

Услышав, как дама предложила взятку капитану, Генри отошел от дверей рубки, чуть отвернулся и сделал вид, что наблюдает за чайками. Не хватало, чтобы меня застукали за подслушиванием, — мелькнула мысль. — В таких делах лишние свидетели не нужны...

— Пожалуй мы можем войти в ваше положение зеусинья3 — от открывающейся перспективы капитан даже перешел на родной диалект. — Док, обеспечьте свидетельство о смерти матроса Эухеньо Сепатинго — капитан достал объемистый портмонет и протянул Дэвиду морской патент на это имя. Правда судя по дате рождения покойный Хорьхе вполне годился ему в сыновья.
— Прошу оплатить вперед, зеусинья. — капитан улыбнулся всеми золотыми зубами.

Дама, ни секунды не раздумывая, достала из сумочки свернутую в трубочку стопку ассигнаций, отделила несколько ассигнаций и протянула их капитану.
— Я надеюсь на ваше благоразумие капитан. — затем положила на стол остаток ассигнаций — Это распределите по команде, для повышения благонадежности. — Она повернулась и вышла.

Генри, усиленно делавший вид, что он дышит морским бризом, внезапно почувствовал, как его тронули за плечо:
— Юноша, — раздался ангельский голос, — вы не могли бы помочь мне с вещами во время высадки?
Генри обернулся. Увидев перед собой даму с палубы, он поначалу слегка оторопел. Придя в себя, он улыбнулся максимально мило: — Конечно, мэм, разумеется. Если вы будете так добры, мне сейчас нужно увидеть нашего доктора, как только он освободиться, и затем я буду рад оказать вам любую посильную помощь.

Дэвид подивишись прыти капитана, который с подозрительной для такого случая, скоростью подал патент матроса попросил капитана дать ему бумагу и ручку. Получив все необходимо он незамедлительно принялся оформлять свидетельство о смерти матроса Эухеньо Сепатинго. Из свидетельства выходило, что умер несчастный от сердечной недостаточности.
Покончив с оформлением бумаг и погасив патент судовой печатью, взятой у капитана, Дэвид положил бумаги на стол и обратился к капитану: — Все кэп. Бумаги оформлены. Дело осталось за малым..., — Дэвид повернулся к капитану и выжидательно посмотрел на него.
Капитан тщательно пересчитал ассигнации и отделив часть из них протянул Дэвиду: — Здесь 35 рублей. 15 стоит патент. 50 уйдет на взятку уродам из морского управления. 100 мне.
Дэвиду не терпелось оказаться в своей каюте и заняться наконец сбором вещей. Взяв деньги и не пересчитывая спрятав их в карман, он попрощавшись с капитаном покинул капитанский мостик. Выйдя с капитанского мостика он тут же увидел Генри, который явно оказался поблизости не случайно.

— Что нового, Генри?

Увидев Дэвида, выходяшего из рубки, Генри подошел к нему. Оглянувшись, он убедился, что дама ушла и что их разговор никто (на первый взгляд) не подслушивает.

— Прошу прощения, сэр Фиелд, — обратился Генри — вы не могли бы уделить мне пару минут? Я к вам с деликатной просьбой... Генри замялся.
— Видите ли, я полагаю, как судовой врач, вы будете давать властям какие-то комментарии насчет сегодняшнего проишествия на палубе? Вы не могли бы помочь мне ещё раз? Если можно — не называйте моего имени в связи с этим проишествием. Я не хотел бы, чтобы моё имя всплыло в полицейских отчетах... На щеках у Генри выступил румянец...
— Во что же ты вляпался, Генри?, — спросил Дэвид, и тут же продолжил — Не волнуйся, я не намерен давать властям никаких комментариев. Пусть об этом болит голова у капитана. Я со своей стороны уже сделал все что мог. Ты уже собрал свои вещи?
— Спасибо! — искренне и с чувством поблагодарил его Генри. — Вещей у меня немного — так что сейчас практически всё собрано. Я как раз собирался окончательно сложить всё.
— Ну что-же, рад слышать. Мне тоже надо успеть собрать свои вещи. Я думал пойти к себе и собрать вещи. Не составишь мне компанию?
— Простите, я уже обещал помочь одной леди с вещами... Если позволите, я пойду?
— Подожди... не той ли леди, которая покинула капитанский мостик незадолго до меня? Если да, то мой тебе совет, будь осторожен. Иначе можешь вляпаться в крупные неприятности. Подумай об этом. Увидимся на палубе, — закончив говорить Дэвид повернулся и направился в свою каюту.

1 Острова — это острова Зеленого Мыса (Cabo Verde), вольное поселение португальских каперов. Принимает практически всех преступников. В том числе и политических.
2 Букурешть — это Бухарест, столица Королевства Румыния, крупнейший центральноевропейский развлекательный центр (азартные игры, проституция, всевозможные развлечения).
3зеусинья — госпожа, зеу - господин (южноамериканский португальский)

Триест. Мебелированные комнаты Трапполи.

Кевин сидел в своем бюро и внимательно рассматривал свое новое приобретение — глиняную трубку, круглой формы, которую, по словам продавца, делают в глубинах Российской империи мохнатые казаки, о которых говорят, что они умеют превращаться в волков.
В дверь тихо постучали.
Слегка удивившись осторожности (а, может, это просто некий стеснительный клиент?), Кевин спрятал трубку в стол, откинулся в кресле так, чтобы тень скрывала его лицо, и отозвался: Войдите. Голос его звучал спокойно и уверенно. В комнату вошел, а скорее вкатился маленький кругленький человечек. Отдуваясь и пыхтя он подкатился к Кевину.
— Мистер Холмс?, — каким-то уютным и в то же время стертым голосм произнес он.
— Прошу Вас, — Кевин указал на глубокое кресло для посетителей... такое удобно-предательское кресло. — Отдышитесь. Я Вас слушаю, мистер...? — в голосе сыщика был явный вопрос.
— Рашид Нур-ад-Дин аль Абу-Мурра — почтительно произнес тостячек и хлопнулся в кресло. Не смотря на его восточное происхождение, в кресле он сидел совершенно по-европейски.
— Мне рекомендовал вас Петр Тистих — как весьма профессионального и, что важнее всего, порядочного человека.
— Вы с ним знакомы? — в голосе Кевина прозвучало легкое удивление — толстяк не производил впечатление человека, часто покидающего дом... его явно вынудили обстоятельства. — Что привело Вас ко мне, мистер Рашид Нур-ад-Дин аль Абу-Мурра? — спросил он, припомнив произнесенное тоненьким голоском имя и посматривая на странный восточный платок, который араб нервно комкал в руках.
— Не то чтобы я был близко знаком с господином Тистих, но на его опыт сослалось лицо которое достойно всяческого доверия. И для меня данные рекомендации есть руководство к действию — Толстяк еще раз вздохнул — Однако к делу. Завтра утром в порт придет параход «Венеция», с него сойдет несколько пассахиров, в том числе молодая благородная дама со служанкой — тут он сделал паузу — или без оной. В том или ином случае вам следует сообщить мне телеграммой по адресу улица Касательная дом Рихтера. Затем проследите до места где она остановиться, а так же кто ее будет сопровождать. И помните главное — чтобы она не заметила вас. И кроме вас никто не должен знать о моем... моей просьбе.
— Молодая благородная дама сослужанкой или без оной, — как эхо, повторил Кевин. — Хм... во-первых, она может быть не единственной дамой, и потому мне бы хотелось, если возможно, иметь хоть какое-нибудь описание ее внешности, а во-вторых — как Вы считаете, она может подозревать о возможной слежке? Вы... определенно не хотите мне что-нибудь сообщить еще? Поймите, чем больше я буду знать, тем эффективнее я смогу действовать. Всегда следует иметь ввиду возможность возникновения непредвиденных обстоятельств — Эти слова Кевин сопроводил самой благожелательной улыбкой...
— Высокая брюнетка, очень красивая и очень бледная. Насколько мне известно там будет мало пассажиров и практически не будет дам. Безусловно она будет предполагать о слежке, более того она будет ее опасаться. Именно потому я и приглашаю вас, как профессионала.
Я сообщу вам остальные подробности, после того как вы выполните это задание. И... увольте меня от объяснений, с не в праве сообщать вам больше того, что мне разрешено... Вот задаток — он положил на стол две пятирублевые золотые монеты с профилем императора, десяти франковую купюру и несколько бумажек итальянскими лирами — (примерно стоимость недельного проживания) — Это первая треть, остальное — после выполнения. И если она вас заметит, то получите только половину.
Кевин слегка дернул бровями: — Хорошо. Я понимаю. Ждите моей телеграммы, — и он поднялся, чтобы проводить клиента до двери.
Рашид поднялся и аккуратно ступая вышел. На пороге чуть задержался и повернувшись к Кевину тихо сказал: Я надеюсь на ваше благоразумие!

Выглянув в коридор и убедившись, что там никого нет (право, два посетителя на день — это слишком...), Кевин подошел к окну, но, кроме закрытого кэба, ничего больше не увидел. Нахмурившись, он принялся вышагивать по комнате. Араб... сириец, похоже — он усмехнулся, припоминая толстое холеное лицо, к которому так не шли проколотые уши. И эти пухленькие ручки... маникюр, надо же... а перстни-то поснимал, побоялся. Хорошо нынче бывшие рабы живут! И что за странный платок был в руках? Никогда таких не видал... Кевин как наяву увидел эти ручки, нервно комкающие платок. Чего он так нервничал? Подумаешь, большое дело — нанять сыщика следить за какой-то девицей, Кевина аж передернуло. Сбежала из га

         

Lankomumo reitingas

Oбсудить на форуме - Oбсудить на форуме

Версия для печати - Версия для печати

Назад
Случайные теги:    География (4)    Вирусы (25)    Книги (2)    Собаки (6)    Дельфины (4)    Туризм (25)    Психология (27)    Аквариумы (10)    Кормление (4)    Сельское хозяйство (19)    Страны (22)    Алкохольные напитки (29)    Спортивная гимнастика (4)    Астрология (13)    Мобильная связь (5)    Цветоводство (6)    Филателия (15)    Драконы (12)    Шахматы (2)    Кормление грудью (5)    Педагогика (10)    Мистика (83)    Литература (4)    Политика (3)    Египет (5)    Операционные системы (8)    Музыка (26)    Безопасность (43)    НЛП (18)    Автомобили (6)    Авиация (2)    Комплектующие (18)    Люди (94)    Интернет (15)    Армения (10)    Лов рыбы (11)    Linux/Unix (5)    Стиль (5)    Поэты (3)    Археология (3)    Психология (27)    Астрономия (10)    Наркопсихотерапия (2)    Военное искусство (3)    Ислам (3)    Право человека (8)    Память (2)    Здоровье (86)    Татуировки (5)    Йога (9)
1. Steampunk Adventure: Вводная
2. Netrunning — компиляция мыслей
3. Steampunk Adventure: Глава II
4. GURPS F.A.Q.
5. System Requirements
6. GURPS или каким бы мог стать Fallout
7. Настольные RPG - поиск компромиссов.
8. Играя в настольные RPG: Часть II (Настольное застолье)
9. Играя в настольные RPG...
10. Житие и свершения Василия Ивановича
1. GURPS F.A.Q.
2. GURPS или каким бы мог стать Fallout
3. Netrunning — компиляция мыслей
4. Steampunk Adventure: Вводная
5. GURPS игра
6. Настольные RPG - поиск компромиссов.
7. GURPS преимущества
8. Житие и свершения Василия Ивановича
9. Играя в настольные RPG...
10. Играя в настольные RPG: Часть II (Настольное застолье)
Map