LT   EN   RU  
2021 г. июнь 15 д., вторник Straipsniai.lt - Информационный портал
  
  Люди > Набоков В. В.
Lankomumo reitingas Версия для печати Spausdinti
Америка в романе В. Набокова «Лолита»

Марина Носкович

Двадцатилетнее пребывание В. Набокова в Америке, начавшееся 28 мая 1940 года, на всем протяжении было сопряжено с типичны-ми для эмигрантской жизни проблемами. Выпускник кембриджско-го Тринити Колледжа преподавал в Стэнфордском и Корнельском университетах, обучал русскому языку и литературе, как он сам говорил, «сынов и дочерей промышленной Америки»1. Летнее свободное время он проводил в поездках по огромному континенту, не переставая писать, и ловил бабочек, что было связано с его работой в Музее сравнительной зоологии при Гарвардском университете. Как бы ни настаивал Набоков последние 20 лет своей жизни, что он не русский, а американский писатель, это, пожалуй, всего лишь одна из его масок. В интервью Альдену Виману 1969 г. Набоков сказал: «Америка - единственная страна, где я чувствую себя интеллектуально и эмоционально дома...»). Тем не менее следует помнить, что за 20 лет Набоков возвращался в Америку лишь дважды, причем его «изгнание» было добровольным. Именно «Лолита» дала Набокову возможность оставить преподавательскую деятельность и, в сущности, покинуть Америку.

Если образ самой Лолиты вызвал противоречивые отзывы критиков, то в целом роман был прочитан как острая сатира на американский образ жизни. Особенно|подчеркивалось «поражение героя-мечтателя в столкновении с коррумпированной Америкой»2, отмечалась «критика филистерства и потребительства среднего класса». Чем бы ни было вызвано это| нежелание возвращаться в Америку, отметим, что обвинения в «антиамериканизме» «Лолиты» Набоков отрицал довольно резко. В "|Послесловии к американскому изданию 1958 года» он писал: «Обвиняли «Лолиту» и в антиамериканизме. Это меня огорчает гораздо больше, чем идиотский упрек в безнравственности»3.

И в «Лолите», и в «Пнине» описание Америки сделано извне, так, как видели и описывали ее иностранцы. В «Лолите» В. Набоков говорит, что не хочет «бросать тень на американскую глушь». Он называет ее «лирической, эпической, но никогда не Аркадией», несмотря на красоту, даже на то, что она похожа чем-то на Россию: то тропинка «подловато виляет», то в новой Англии «кислая весна». Европа, должно быть, роднее и ближе. Гумберт Гум-берт, отец которого был «швейцарским гражданином, полуфранцузом - полуавстрийцем, с Дунайской прожилкой» (17-18), а мать -англичанкой, его среднеевропейская жена Валечка, ее русский муж перемещаются в Америку. Они ищут новой, лучшей жизни, материального благополучия. Гумберт спасается от «чудовищной двойственности» (65) своей жизни, но, в принципе, это не так уж важно. Важно то, что Америка и главному герою, и прочим персонажам представляется из Европы неким волшебным краем. Важно и то, что всех постигает разочарована: Валечка с мужем вынуждены участвовать в унизительном эксперименте, да и представления Гум-берта Гумберта об Америке как о Стране «розовых детей и громадных деревьев» (73) тоже, как выясняется, не соответствуют действительности. Иными словами, представления Гумберта Гумберта об Америке как «королевстве у моря», именно так должен был называться роман, рушатся, как и воображаемая им «нимфеточ-ная» прелесть «Лолиты».

Жизнь, естественность, словом, все то, что делало Америку привлекательной для европейцев, ушло. Схематический пейзаж втягивает людей, деформирует их, загоняет в рамки стандарта. Искусство вытеснено ремеслом вульгарного свойства, память - клише («...вполне современная изба, смело подделывающаяся под былую избу, где родился Линкольн» (188)), образование - сводом правил практического поведения. Бердслейская женская гимназия описана так: «Мы не особенно стремимся к тому, чтобы наши ученицы становились книжными червями или умели отбарабанить названия всех европейских столиц, - которых все равно никто не знает, - или там знали бы наизусть годы забытых сражений. Хотя мы и пользуемся некоторыми методами формального образования, нас больше занимает коммуникация, чем композиция, т. е. как бы мы ни уважали Шекспира и других, мы хотим, чтобы наши девочки свободно сообщались с живым миром вокруг них, вместо того, чтобы углубляться в заплесневелые фолианты» (218).

Гумберт Гумберт вместе с Лолитой двигаются на Юг, до Флориды, отклоняются на Запад, до тихоокеанского побережья, потом - на Север, до канадской границы, и возвращаются в исходную точку -Новую Англию. Всюду, по всей стране они сталкиваются с одним и тем же: «Нам стал знаком странный человеческий придорожник, «Гитчгайкер», ждущий, чтобы его подобрала попутная машина, и его многие подвиды и разновидности: скромный солдатик, одетый с иголочки и спокойно стоящий, спокойно сознающий прогонную выгоду защитного цвета формы; школьник, желающий проехать два квартала; убийца, желающий проехать две тысячи миль; таинственный нервный пожилой господин с новеньким чемоданом и подстриженными усиками; тройка оптимистических мексиканцев; студент, выставляющий напоказ следы каникульной черной работы столь же гордо, как имя знаменитого университета, вытканное спереди на его фуфайке; безнадежная дама в непоправимо испортившемся автомобиле; бескровные, чеканно очерченные лица, глянцевитые волосы и бегающие глаза молодых негодяев в крикливых одеждах... или сумрачного вида коммивояжер, страдающий прихотливым извращением» (196- 197).

Мы столкнемся и с мимолетным оценочным (в пользу Европы) сравнением - воспоминанием: «Я не спеша съел свою ложку супа, вытер губы розовой бумажкой (О, прохладное тонкое полотно столового белья в моей Миране!)» (114). Или: «Эльфинстон (он у них тонкий, но страшный) был - да и остался таким, надеюсь - преми-ленький городок. Он напоминал, знаете, макет - своими аккуратными деревцами из зеленой ваты и домиками под красными крышами, планомерно разбросанными по паркету долины...» (302). «ART, не «искусство» по-английски, а [Американская Рефриджераторская Транзитная» фирма» (195). Таких примеров можно привести множество. Но в тоже время нельзя [игнорировать и следующую фразу:

«Мы в общем ничего не видали. И сегодня я ловлю себя на мысли, что наше длинное путешествие всего лишь осквернило извилистой полосой слизи прекрасную, доверчивую, мечтательную, огромную страну, которая задним числом свелась к коллекции потрепанных карт, разваливающихся путеводителей, старых шин...» (216). К этому противоречию мы еще вернемся, а сейчас обратимся к образу главной героини.

«...Один во всех других смыслах умный читатель, перелистав первую часть «Лолиты», определил ее тему так: «старая Европа развращающая молодую Америку», - между тем как другой чтец увидел в книге «Молодую Америку, развращающую старую Ев-ропу» («Послесловие к америкг некому изданию 1958 года») (381). Таким образом, можно сказать, что начало двусмысленным тол-кованиям романа положил сам В. Набоков. Лолита определяется как «идеальный потребитель, субъект и объект каждого подлого плаката» (183), к ней «обращались рекламы» - она воплощение американской массовой культуры. Американская культура, как и Лолита, сочетает в себе «прямодушие и лукавство, грацию и вульгарность» (182). Все, что говорится о Лолите, связано с фун- кционированием в массовом сознании шаблонов, стереотипов и образцов поведения. Станислав Лем увидел в Лолите «инфантильность цивилизации, «напичканной комиксово - пепперминто-во - рекламным барахлом»4. Но Лолита не столько жертва маcco-. вой культуры, сколько ее порождение. На эту обратную связь указывает Шарлотта Гейз, когда говорит: «Моя капризница видит себя звездочкой экрана, я же вижу в ней здорового, крепкого, но удивительно некрасивого подростка. Вот это, я думаю,лежит в корне наших затруднений» (83) .

Шарлотту Гумберт Гумберт эпределяет как «слабый раствор

Марлены Дитрих» (50), неизвестный говорит Гумберту Гумберту о Лолите, что ее мать.была знаменитой актрисой;погибшей при крушении самолета. Марлен Дитрих внесла в американское киноискусство тип европейской «i'emme fatale». Эта исходная мо-дель женской красоты трансформировалась в эфемерную блондинку с ангельским лицом и душой дьявола. К 40-М годам популярным становится женское воплощение спортивного образа жизни (сцена игры в теннис, исполненная в эстетике рекламного клипа - неплохой пример). В тридцатые годы пришла мода на детей-кинозвезд, период так называемой «подростковой тирании». Лолита и ее ровесники ведут себя «дерзко и вызывающе», в них уже нет ничего от Марлен Дитрих, какой она была в «Голубом ангеле». Лолита заранее знает, что если Гумберт Гумберт захочет ее поцеловать, она «это позволит и даже прикроет глаза по всем правилам Голливуда» (95). Но как писал Б. Розенберг, «Америка в равной степени как несет, так и не несет ответственность за явления массовой культуры, ибо, нет ничего такого в нашем национальном характере, что делает нас особенно уязвимыми»5. Таким образом, идея Чеслава Андрушко6, склонного как раз символически толковать роман, не как столкновение Европы и Америки, а как противопоставление элитарной и массовой культур, не представляется убедительной.

И как это ни парадоксально, никакой Америки в романе нет, а значит и нет противоречий в толковании смысла романа. Весь роман - не более чем тщательно построенные декорации. Подтверждения находим и в тексте, и, собственно, в словах Набокова все в том же «Предисловии к американскому изданию 1958 года»: «Движимый техническими соображениями, ...я соорудил некоторое количество северо-американских декораций, (курсив наш - М.Н.) Мне необходима была вдохновительная обстановка. Нет ничего на свете вдохновительнее мещанской вульгарности. Но в смысле мещанской вульгарности нет никакой коренной разницы между бытом старого света и бытом нового. Любой пролетарий из Чикаго может быть так же буржуазен, как любой английский лорд. Я выбрал американские «мотели» вместо швейцарских гостиниц или французских харчевен только потому, что стараюсь быть американским писателем... кроме того, как знают мои эмигрантские читатели, некогда мною построенные площади и балконы - русские, английские, немецкие, французские, - столь же прихотливы и субъективны, как мой новый макет» (383). Не зря Гумберт Гумберт такого смешанного происхождения. Под американским псевдонимом (и не только американским: Лолита -Долорес - Доллинька) выступает целый мир, столь ненавидимый Набоковым, «чугунно-решетчатый мир причин следствий, в котором национальные и географические приметы имеют лишь второстепенное значение». Унылый мир, подчиненный определенным правилам и не допускающий их нарушения. Мир становится игрушечным, кукольным.

Напомню уже приведенное мной описание городка Эльфин-стона, представленное как декорации среднего качества. Через пять лет после начала своего путешествия Гумберт Гумберт возвращается в Рамсдель, где с тex пор ничего не изменилось, все то же самое: «преспокойно воскресшую мисс Визави племянницы выкатили на веранду, точно эта веранда была ложей, а я актером» (353). Эта фраза Гумберта Гумберта особенно важна, поскольку в ней он признается, что перестал быть творцом. Невольно напрашивается аналогия со сценой из романа В. Набокова «Приглашение на казнь»: когда Цинцинната Ц. везут к месту казни, мир начинает рушиться как декорации к спектаклю. Уны- лый мир, подчиненный определенным правилам и не допускающий их нарушения, становится игрушечным и распадается. Похоже, мы сталкиваемся в «Лолите» с тем же самым приемом, характерным для творчества Б. Набокова. На это указывал и В. Ходасевич в статье, посвященной «Приглашению на казнь»: в романе «нет реальной жизни, как нет и реальных персонажей, заисключением Цинцинната. Все прочее - только игра декораторов-эльфов. Игра приемов и образов, заполняющих творческое сознание или, лучше сказать, творческий бред Цинцинната. С окончанием их игры повесть обрывается»7.

Таким образом, как нам кажется, ни о какой реальной Америке в романе «Лолита» говорить не приходится. Мы просто имеем дело с достаточно характерным для творчества В. Набокова приемом своего рода театрализадии, когда место действия, обстановка, атмосфера произведем я значения не имеют, а выстраива- ются как декорации, на фоне которых и разворачивается действие, которое может быть перенесено, в сущности, куда угодно.

Примечания

1. Kennedy D. On the Road. //New Statesman and Society. 1992,10 Jan. Vol. 5. P. 38.

2. Maddox L. Nabokov's Novels it\ English. L., 1983. P. 66.

3. Набоков В. О книге, озаглавленной «Лолита» // Набоков В. Собрание сочинений американского периода. СПб.: Симпозиум, 1997. Т. 2. С. 382. (В дальнейшем роман и «Предисловие» цитируются по этому изданию, указываться будут только страницы в скобках в тексте статьи).

4. Лем С. Лолита, или Ставрогин и Беатриче: (Эссе 1962 года)//Лит Обозрение. 1992. №1. С. 75-85.

5. Rosenberg D. Mass culture. NY, 1957. P. 11,

6. Андрушко Ч. Америка в «Лолите» В.Набокова. // Филологические записки. Воронеж, 1996, вып. 7. С. 82-91.

7. Ходасевич В. О Сирине. // Возрождение.- Париж, 1937. 13 февраля. С, 9.

         

Lankomumo reitingas

Oбсудить на форуме - Oбсудить на форуме

Версия для печати - Версия для печати

Назад
Случайные теги:    Люди (94)    Любовь (32)    Кормление (4)    Медицина (84)    Сельское хозяйство (19)    Лов рыбы (11)    Математика (2)    Операционные системы (8)    Книги (2)    Мотоциклы (2)    Авиация (2)    Общение (322)    Сканеры (2)    Биология (34)    Наука (90)    Кино (45)    Компьютеры (290)    Филателия (15)    Драконы (12)    Культура (88)    Татуировки (5)    Психиатрия (13)    Животные (31)    Латинский язык (7)    Мобильная связь (5)    Спорт (40)    Звуковые системы (8)    Аквариумы (10)    Настольные игры (17)    Генетика (10)    Фильмы (10)    Накопители (2)    Мама и ребенок (19)    Кошки (11)    Фехтирования (6)    Шахматы (2)    Музыка (26)    Экология (18)    Психология (27)    Процессоры (7)    Хоби (27)    Астрология (13)    Спортивная гимнастика (4)    Язычество (3)    Страны (22)    Армения (10)    Воспитания (3)    Память (2)    Кулинария (39)    Поэты (3)
1. Игра в подвиг
2. Набоков о Набокове
3. Пульсирующая "Лолита"
4. Набоков Владимир Владимирович. Афоризмы и цитаты 3
5. "Лолита", обреченная на скандал
6. Набоков и мораль
7. Владимир Набоков: Джеймс Джойс "Улисс" (1922) 1-1
8. Набоков Владимир Владимирович. Афоризмы и цитаты 2
9. Писатель Владимир Владимирович Набоков
10. Смерть неизбежна. Владимир Набоков. Подвиг
1. Анализ рассказа “Облако, Озеро, башня”
2. Анализ рассказа В.В.Набокова «Круг»
3. А. Блок в художественном мире В. Набокова
4. Пульсирующая "Лолита"
5. Владимир Набоков: Джеймс Джойс "Улисс" (1922) 1-1
6. Литература о Владимире Набокове на русском языке
7. "Лолита", обреченная на скандал
8. Смерть неизбежна. Владимир Набоков. Подвиг
9. Владимир Набоков и Иван Пнин
10. Набоков Владимир Владимирович. Афоризмы и цитаты 3
Map